Коллеги - педагогический журнал Казахстана

Учительские университеты

Главная » Статьи » Профессиональное образование

Развитие слуха (Методический доклад)
Современная прогрессивная музыкальная педагогика единодушно выступает с призывом: музыкальное воспитание - всем детям! Ныне нет споров, характерных для былых времен: нужно ли обучать музыке всех детей или только тех, кто выделяется музыкальными способностями. Венгерский педагог Дьюлане Михайи на IX конференции ИСМЕ, проходившей в Москве в 1970 году, прямо заявил: «Нельзя терпеть потерю ни одного ребенка для музыки...». Музыкальные способности любого ребенка могут развиться, если его воспитывают с самого раннего возраста подходящим способом».
Единственная возможность воспринять музыку – услышать ее. Однако «слышать» и «уметь слушать» - понятия различные, и для музыканта смысл этих понятий резко отличается от общепринятого.
В системе детской музыкальной школы все дисциплины, программы строятся с учетом наибольшего внимания к развитию музыкального слуха учащихся.
Сольфеджио – предмет, прямое назначение которого – развитие музыкальных данных учащихся. Но практика показывает, что на уроках специальности возможностей для развития слуха ни чуть не меньше, чем на уроках сольфеджио. Но, к сожалению, не всегда педагоги по специальности используют эти возможности. Как-то в кругу коллег, зашел разговор о том, что исправлением нечистой интонации учащихся нужно заниматься не только на уроках сольфеджио, но и на уроках по специальности. Один из педагогов сказал: «Есть теоретик, пусть он этим и занимается, а мое дело – научить играть». Жаль, что сторонники такого «разделения» труда не понимают, что «обкрадывают» прежде всего себя, качество усвоения учащимися материала по специальности. В настоящее время – почти все музыканты-педагоги глубоко убеждены, что начальный период обучения – самый ответственный, и недостатки, допущенные в этот период обучения, сказываются порой многие годы спустя.

Начнем по порядку. Ученик пришел на первый урок. Учитель путем разучивания песни по слуху, разговора о характере музыки выясняет, что слуховой багаж у ребенка маленький, пение фальшивое (а таких детей в условиях небольших населенных пунктов довольно много). Поэтому прежде всего педагогу нужно попробовать поучить ребенка повторять с голоса или взятые на инструменте звуки.
Педагоги знают, что большинство детей нечисто поют не из-за отсутствия музыкального слуха, а из-за плохой координации между голосом и слухом. И вот здесь педагог по специальности наедине с учеником, в доверительной обстановке, может сделать больше и быстрее, чем преподаватель сольфеджио, который имеет дело с целой группой учащихся и не имеет поэтому возможностей каждому ребенку «гудочку» уделять по 20-30 минут.
Первый этап работы с учеником – запоминание песен по слуху и подбор их на инструменте. Причем, лучше, если для подбора брать сначала двух – трех – звучные ритмоинтонации. Вот как пишет об этом К. А. Мартинсон: «Каждому педагогу, работающему с начинающими, я предлагаю выработать для собственных целей особый метод «звук - слово», например для квинтового хода снизу – вверх можно предложить такую подтекстовку: «При - ди» , для такого же хода сверху вниз «Уй – ди!».
Так, играя, вскоре можно подойти и к народным песенкам. Играя, можно будет включать в урок и аккордовые, и арпеджио, и маленькие пальцевые упражнения. При этом вскоре накопится богатый и разнообразный запас упражнений. Важнее всего, чтобы всё это проходило без нот. Старый Вик (отец Клары Вик, пианистки, жены Шумана) учил своих обеих дочерей за фортепиано целый год без нот».
Действительно, если какую - то попевку, например «ку-ку» или «а-у», предложенные в «школе» Николаева, ученик научится быстро по слуху находить от любого звука, то он хорошо освоит слухом большую терцию и чистую кварту. У него появится то, что называется «слышащие» пальцы. У такого ученика легко выработать систему «глаз - слух – клавиша».
Подбором по слуху занимаются, вероятно, все педагоги, но, как указывают авторы многих методических пособий, занятия эти прекращаются после 2-3 недель, т. е. после того, как ученик начал разучивать пьески по нотам. Можно делать так: мелодию из пьески, которую ученик особенно полюбил, предложить ему на уроке или дома поискать от другого звука, И, конечно, всячески поощрять подбирание по слуху знакомых мелодий из детских передач, мультфильмов.
За подготовительным периодом, подбором по слуху, следует раздел – нотная грамота. Можно по-разному проходить с учеником этот раздел. Объяснить, как, где пишутся ноты, какие длительности бывают, как они считаются, и затем разучивать по нотам маленькие песенки. А можно после объяснения записи нот предложить ученику самому записать песенки, которые он подбирал раньше по слуху.
Сначала записать только высоту звуков, а затем, напевая мелодию и хлопая равномерно, ученик слушает, где один звук на один хлопок приходится, где по два звука на хлоп пока а где один звук тянется два хлопка. Так практически можно подвести ученика к освоению длительностей. Затем слухом поискать в мелодии главное ударение, поставить перед ними тактовые черточки, посчитать в каждом такте количество четвертных длительностей. Так же, путем записи соответствующих песен, можно изучить паузы, затакт.
Следующий этап работы с начинающими – начало игры по нотам. Здесь важен такой момент. Предположим, ученик с чистой интонацией, хорошей памятью выучил по нотам пьеску (без слов), играет ее без запинок, наизусть, грамотно. Учитель попросил: «Спой мелодию этой пьесы». Ученик начинает петь ... и оказывается, что он ее не знает. У ученика отсутствует то, что Мартинсон назвал «линиеволя», т.е. неумение соединить звуки в линию. Правда, пока к мелодиям имеется словестный текст, этот недостаток может не проявиться: подставили слова, и ученик быстро понял и запомнил мелодию. Но вот пошли мелодии без текста, и ученику со средними и слабыми данными труднее стало. Поэтому на развитие этого навыка нужно обращать особое внимание.
Работа над гаммами с начинающими тоже содержит в себе возможности для развития слуха. Бывает иногда так: ученик-старшеклассник начал играть заданную гамму и случайно спутал количество знаков в ней. Играет и не слышит, что звучит совсем не тот лад. Наверняка, в первом классе гаммы с этим учеником изучали примерно так: «вот гамма До мажор, в ней такие-то пальцы, выучи ее». Выучили, объясняется следующая гамма, все знаки в ней и т.д. А можно учить по-другому, с большей пользой для слуха. Прежде чем объяснить, что такое гамма и какие гаммы бывают, подобрать в сборнике или самому сочинить песенку по звукам мажорной гаммы. И затем эту песенку ученик должен научиться легко подбирать от любого звука. А тогда уже вести разговор о гамме. Точно так же разучить минорную гамму.
Теперь немного о значении репертуара в развитии музыкального слуха. Л. Баренбойм в одной из глав своей книги. «Путь к музицированию» замечает, что «многие педагоги и у нас, и в зарубежных странах опасаются ходить по нехоженой репертуарной дороге. Музыкальная педагогика по его словам, не вправе обходить одну из самых острых репертуарных проблем: разрыв между интонационным языком инструктивной литературы, используемой в педагогической работе, и языком современной прогрессивной музыки. Творческая фантазия и самостоятельность мышления молодёжи проявляются особенно ярко именно в сфере исполнения музыки
наших дней. Один из участников Московской конференции ИСМЕ сетовал на то, что «учащиеся, длительное время воспитывающиеся только на мажоре-миноре, с трудом усваивают музыку, которая создаётся и создавалась на другой ладовой основе. При одновременном же изучении музыкального прошлого и настоящего ученики не страдают от постоянных диссонансов».
Действительно, если мы беспристрастно полистаем личные дела своих учащихся, то заметим, что в репертуаре одних из них постоянно имеются произведения и с острым интонационным языком, и с усложненными ритмами; в репертуаре же других из полугодие в полугодие сплошь «сладкозвучные гармонии». Одна из причин этого – наша боязнь, что ученик не справляется с пьесой, где много современных интонаций. Правда, ученик говорит, что он не любит такую музыку, но эта нелюбовь не является ли просто следствием его неумения, неподготовленности его слуха? И, конечно, не следует идти на поводу желаний такого ученика. Только нужно хорошо самому подготовиться к такому произведению, прежде всего тщательно его проанализировать: форму, границы всех построений, сопоставить и сравнить отдельные фразы между собой; представить себе, какие места, какие мелодические обороты, какие гармонии могут оказаться для ученика непонятными. К таким местам чаще всего относятся обороты, где есть альтерированные ступени, отклонения и модуляции, в аккордах – задержания, синкопированный ритм и т. д. И, на наш взгляд, не нужно бояться освещать те темы, которые ученики еще не проходили в теоретических классах. Например, тема «синкопа» проходится по сольфеджио в старших классах, но уже в первом классе встречаются песенки, пьески, где используется этот прием, и можно просто, доступно объяснить это ученику и ввести этот термин в обиход. То же самое с темой «модуляция». Ко второму классу учащиеся на уроках сольфеджио получают представления о тональности. А на уроках по специальности можно конкретно на разучиваемом произведении показать и послушать переход из одной тональности в другую. Если делать это систематически, то к старшим классам, когда проходится тема «Модуляция», учащийся будет хорошо к ней подготовлен практически, и сообщение педагога – теоретика только обобщит, углубит знания учащегося.
В последнее время передовые музыканты – педагоги обеспокоены тем, что в начальном музыкальном обучении понизилось качество воспитания творческих навыков учащихся. Л. Баренбойм во 2-ой главе выше цитированной книги подробно освещает эту проблему на сравнении обучения в наше время с обучением в 17-18 веках. Речь, правда, идет об обучении клавиристов, но думается, что музыканты любой специальности извлекут для себя пользу. К клавиристу в ХVIII в. предъявлялись очень высокие требования. Л. Баренбойм цитирует Ф. – Э. Баха: «...Клавирист должен импровизировать различные фантазии; без малейшей подготовки разрабатывать заданную тему, обязан одинаково легко играть на любой тональности ... уметь по шифрованному басу восстановить всю партитуру, владеть искусством орнаментирования, уметь присочинить вступление, связки, каденции». Клавирист проходил подлинную музыкальную выучку, овладевал если не композиторским искусством, то сочинительским ремеслом. И дело тут не в самом факте – учили сочинять и импровизировать, «а в другом, особенно важном: учили музыкальному мышлению, оперированию музыкальным материалом, а не только интонированию этого материала. «Исполнительское» и «композиторское» начала в музыкальной педагогике были, таким образом, слиты друг с другом в нерасторжимой целостности». И далее Баренбойм пишет: «Не зашел ли процесс специализации слишком далеко и не стал ли он пагубным образом сказываться на музыкальном воспитании и обучении? Не следует ли искать некоторых путей сближения исполнительской и композиторской педагогике?»
Что же, практически на пути такого сближения мы можем сейчас применять? Выше уже говорилось о подборе по слуху, транспонировании; можно предложить ученику досочинить музыку; добавить голос, вставить пропущенное звено секвенции, придумать заключительный оборот, «испытать» разного рода сопровождение к мелодии и выбрать одно из них, вычленить остов из орнаментированной мелодии; применить метроритмическое измерение, например, предложить «выпрямить» мелодию переменного размера; предложить исполнить гармонические фигурации сомкнутыми аккордами. Такого рода задания, развивая ученика творчески, в то же время активно способствуют развитию музыкального слуха. На уроках сольфеджио в ДМШ учащиеся изучают не только собственно сольфеджио, но и весь теоретический материал. В ряде статей педагоги с тревогой пишут, что уровень слуховых и теоретических навыков музыкальной школы довольно низок. Особенно это видно на вступительных экзаменах в муз. училища. Часто бывает, что поступающие при хорошей подготовке по специальности очень слабо подготовлены по сольфеджио. Программы по сольфеджио довольно подробно раскрывают работу педагога поэтапно, поэтому речь пойдет лишь о некоторых существенных недостатках в работе некоторых педагогов. Но прежде оговоримся. Тема доклада «Развитие слуха», но как можно услышать что-то, если не имеешь конкретного представления, что именно нужно услышать? Поэтому хочется очень коротко, конкретно поговорить прежде всего о недостатках работы над теоретическим материалом.
Педагог - теоретик настолько прочно впитал в себя «азы» теории, что им эти «азы» представляются такими элементарно легкими. И поэтому недостаточно подробно и тщательно объясняет тот или иной раздел. Приведем пример. Спрашиваешь у ученицы 3-го класса: «Что такое интервал?» – «Ну ... это ... два звука, у них интервал». – «Ну хорошо, вот два звука «ля и до» – какой это интервал? – «Секунда» – «Почему?» – Поэтому, что две ступени – ля и до». Поэтому ответу видно, насколько «дремучие» представления у этой девочки об интервале. Начинаешь объяснять ей примерно так: «Слово «интервал» применяется не только в музыке. Это вообще иностранное слово, в переводе означает «расстояние». Например, я говорю «расстояние между мной и тобой один метр, а можно сказать «интервал между мной и тобой один метр». А ты видела на автобусных остановках, наверное, таблички, где написано: интервал движения автобуса 15 мин., что это означает? (Выясняем). Значит, в данном случае интервал означает расстояние во времени. Ну, а в музыке интервал означает расстояние между двумя звуками. Но эти два звука могут быть на таком расстоянии или на таком (показываешь голосом два интервала). Все эти расстояния, или интервалы, в музыке изучаются. И далее начинаем вписывать в интервал пропущенные названия ступеней, подсчитывать, ставить цифры, увязывать названия интервалов с родственными словами. Затем пишешь с десяток разных интервалов и просишь очень быстро, пользуясь записью, определить, что это за интервалы.
Далее. Педагоги не всегда пользуются моментами, когда можно объяснить какую – либо закономерность. Например, спрашиваешь: «Какая тональность параллельна соль - минору?» Отвечает: «Ми мажор». Опять начинаем рассуждать: «А какая тональность параллельна До мажору?» – «ля – минор». « - А теперь представь: тебе дали ля минор, а найти нужно До мажор. Что ты будешь делать: опускаться или подниматься на терцию от «ля»?
Мало внимания на уроках уделяется практической тренировке.
Например, педагог говорит: «Сегодня мы изучим новый интервал – «квинта». Объясняется количество ступеней, приводится в пример квинта «до – соль», вскользь «ре – ля» и далее начинается подсчет количества тонов. И все. А вот тут как раз бы провести тренировку: после объяснения, что это за интервал, до разговора о количестве тонов дать упражнение;
учитель говорит: «Сейчас будете строить квинты вверх и вниз от звуков, которые я назову. И дать 5 – 10 примеров.
Еще деталь. Иной раз просишь у старшеклассника: «Найди седьмую ступень в Си мажоре, и он, как пятилетний ребенок, начинает по пальцам считать. А ведь можно уже в I – ом классе ввести форму работы, которую можно условно назвать «ориентирование в тональностях». Изучается, к примеру, тональность До мажор, учитель спрашивает: «Какой звук 7-ая ступень? 2-ая?» И т. д. Учащиеся должны быстро называть звук. И наоборот: учитель называет звук, учащиеся должны назвать номер ступени. Начали другую тональность изучать, ее так же проработать, а затем упражнять вперемежку с До мажором: «2-ая в До - мажоре? 7-ая в Соль – мажоре?» и т. д. Если постоянно так осваивать тональности, то в дальнейшем учащиеся будут быстрее строить интервалы на ступенях, аккорды.
Теперь о самом сольфеджио, т. е. пение по нотам.
Основной недостаток здесь – ученика мало заставляют думать и слушать. Начинает ученик петь, поёт неправильно, учитель тут же голосом или игрой исправляет; ученик поправляется, поёт дальше, опять где - то ошибается, опять его тут же исправляют. А правильнее ведь так: «Какая это ступень?» - «4-ая» - «Как ее правильно спеть?» - «Нужно мысленно представить I - ую и 3-ю ступени» - «Давай представим». Ученик пытается это сделать, но не получается. «Тогда я тебе потихоньку наиграю I и II ступени, а ты споешь IV»: И, если в классе уделяется достаточное внимание упражнениям на освоение ступеней лада, то ученик вполне может сам исправлять свое пение. Учителю тоже приходится иногда самому исправлять ученика, особенно если пение фальшивое, но исправлять лучше не наигрыванием мелодии, а аккордами основных функций. Однажды на уроке специальности был такой случай: ученица подбирает по слуху от разных клавиш мажорную гамму. Играет, берет фальшивый звук и не слышит. Педагог останавливает, просит ученицу еще раз начать сначала. И начинает подыгрывать аккордами: I - ст - Т, II - Д7, III - Т, IV - и т. д. Теперь ученица сразу слышит неверные звуки, а в дальнейшем надобность в гармонизации отпала. Аккордовое сопровождение держит слух в ладу.

Еще об одном крупном недостатке, встречающемся иногда в практике. Спрашиваешь у ученицы: «Как ты дома учишь номера по сольфеджио?» – Играю на пианино».
Каков же смысл занятий по сольфеджио, если разрешается подобный метод домашней работы? Не правильнее разве так объяснить: спел звук, проверь, правильно ли спел; если оказалось, что неверно, не старайся сразу же заучить этот звук, лучше вспомнить, как мы в классе исправляем ошибку.
В заключение хочется еще раз сказать, что работа над развитием слуха должна стать заботой педагогов всех предметов, а в особенности тесная связь должна быть между специальностью и сольфеджио. В уроках сольфеджио есть своя, специфическая трудность. На уроках специальности ученик ближе к практическому действию, музицированию, а уроки сольфеджио для него подчас что-то необходимое, но скучноватое, абстрактное, и только живое, творческое преподавание сольфеджио, и поддержка преподавателей по специальности приведут к большим успехам нашего общего дела – воспитания любви к музыке у подрастающего поколения.
P. S. Почему я написала этот доклад? Часто встречала и встречаю, когда педагоги по специальности, особенно пианисты, помогают своим ученикам. Хотелось бы дать совет молодым педагогам-теоретикам: творите, сочиняйте, не бойтесь нового – его сейчас так много. Изменился мир музыки – он наполнен новыми поисками, новыми технологиями, новым материалом. Творите! Удачи всем!
Доклад написан из опыта работы в ДМШ.
Категория: Профессиональное образование | Добавил: Марко (2016-10-06) | Автор: Мазоренко Вера Ивановна E
Просмотров: 75 | Теги: развитие музыкального слуха, разучивание интервалов, развитие слуха на специальности, Сольфеджио | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Воскресенье, 2016-12-04, 11:05 AM
Приветствую Вас Гость

Форма входа

Категории раздела

Школа, как она есть [588]
Рассказ об интересных школах республики, об их опыте
Семиречье - взгляд сквозь годы [22]
История Семиречья
Великая Отечественная [166]
Личности [113]
Великие педагоги [30]
Юмор, анекдоты, школьные ляпы [17]
2007 год - год русского языка [13]
Дайджест прессы [174]
Конкурс юных сказочников [40]
Сказки, присланные на Международный конкурс юных сказочников
Клуб любителей поэзии [76]
Биографии и стихи известных поэтов
Профессиональное образование [373]
Из дальних странствий возвратясь [10]
Наш календарь [41]
Российская история
Школа: взгляд сквозь годы [41]
Многоточие. Газета для добрых и неравнодушных людей [21]
Творческая мастерская [588]
Если у Вас интересный, необычный проект - вас сюда.
Творческие проекты учащихся [192]
Пионерский клуб [16]
Истории из пионерского детства
Стихи о школе [77]
В помощь учителю [20691]
Материалы в помощь учителям-предметникам
Игротека [123]
Игры подвижные, на молодежных вечерах, на смекалку и сообразительность, словом, все, что интересны детям и взрослым.
Английский клуб [179]
Диспут-клуб [14]

Социальные закладк

Поиск

Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Рейтинг@Mail.ru