Коллеги - педагогический журнал Казахстана

Главная » 2015 » Октябрь » 9 » Эксперты рассказали...
3:43 AM
Эксперты рассказали...

Эксперты рассказали, к каким нежелательным результатам могут привести реформы школьного образования
9 октября 2015, пятница
Лысенко Оксана
 
Образование, по словам отечественных экспертов, давно и кардинально нуждается в переменах. «Наша учебная программа устарела!» – твердит большинство специалистов из области образования. Есть в этом, безусловно, и здравый смысл, только порой перерастающий в манию. Кстати, эксперты в деле реформ школьного образования делятся на два лагеря. Одни – за любые, пусть порой нереальные для наших условий методы, другие – против бездумного внедрения чужого опыта. Вот и на недавней встрече, организованной аналитической группой «Кипр», мнения экспертов вновь разделились.

Реформа школьного образования в нашей стране обсуждается с различной степенью активности последние 15 лет. Одни предлагают, другие осуждают, и так по сей день. Однако как бы сильны не были аргументы тех, кто против, переменам в школах быть – и точка. В последнее время предприняты шаги, демонстрирующие переход от деклараций к практической реализации – доработана программа развития образования, разрабатывается дорожная карта, обозначены принципы, формат и конкретные сроки – 2020 год. К слову, процесс уже начался. С нынешнего учебного года некоторые школы начали учиться по-новому. Постепенно их число будет только расти. 
Риск ради цели
Сауле Каликова, советник по вопросам общественной политики фонда «Сорос-Казахстан» относится к тем специалистам, которые за перемены в школах. Она отмечает: «Я считаю, что вектор реформирования заявлен правильный. Другое дело, что ждет на этом пути, какие риски могут быть?». По словам Каликовой, одна из основных причин провалов реформ в области школьного образования – это отсутствие преемственности между руководителями образования. 
– Министры образования и науки меняются, и у каждого своя позиция и свои методы ведения процесса реформ, – говорит она. 
За последние 14 лет сменилось семь министров образования, и каждый расценивал реформу по-своему. Отсюда реакция всего общества, где до сих пор идут жаркие споры, нет консолидированной позиции и серьезной поддержки.
К вероятным рискам торможения развития, по мнению Каликовой, также относятся сами школьные педагоги. 
– Существует большой разрыв между заявленными инновациями и уровнем подготовки учителей, – говорит эксперт. – Учителя могут выступить как двигателем, так и тормозом реформы. Многочисленные исследования подтверждают, что реальные перемены начинаются там, где хотят и меняются сами педагоги. 
Тем не менее эксперт уверена – перемены неизбежны, тем более что «в истории «долгоиграющей» образовательной реформы подведена черта». 
– Мы все-таки будем страной с 12-летним сроком общего среднего образования. Не избежать школам и других новшеств в учебной программе, ¬– говорит Сауле Каликова.
По ее словам, сегодня выпускники школ, имея практически энциклопедические знания, на практике не могут применять их, и это большая проблема для всей страны. Эксперт также привела результаты международного исследования трехлетней давности, согласно которым ученики средних школ Казахстана отстают от сверстников из развитых стран на 62 балла по математике, на 70 – по естествознанию и на 103 балла – по чтению. Дальше будет только хуже, уверена специалист, и тут реформы – действительно вынужденная мера. Тем более что, как отмечает Каликова, новая модель школьного образования по замыслу разработчиков способствует переходу от накопления учащимися энциклопедических знаний к их конвертации в компетенцию и навыки, развитию критического мышления, к большей самостоятельности в учебном процессе. Это соответствует образовательным принципам и стандартам стран – членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Но в то же время специалист отмечает, что и в развитых странах ведутся содержательные дискуссии по вопросам школьной реформы и там происходят своеобразные сбои и ошибки в перестройке школьного процесса. И нам важно учитывать не только положительный опыт, но и провальный. Однако практика показывает, что неудачи у нас не особо отслеживаются. Особенно ярко это демонстрируется в желании научить детей говорить сразу на трех языках. Сама по себе идея хорошая, только внедряется, по словам специалистов, необдуманно и наспех. 
 
Языковой барьер
Как известно, в Казахстане наравне с изменением парадигмы школьного образования от вопроса «Что должен знать ученик?» к «Зачем он это должен знать?» планируется одновременное внедрение в школах трехъязычного обучения на казахском, русском и английском языках. Переход этот, как считают сторонники, обеспечит школьникам доступ к большему количеству новой информации, технологиям, мобильность и качественные коммуникации. Все так, если бы не одно но…
На прошедшем в Алматы обсуждении реформ школьного образования первое, что подметили собравшиеся, – это тот факт, что тема трилингвизма требует глубоких исследований. Специалисты обращают внимание на разные взгляды в оценке роли родного языка – строить обучение другим языкам на базе родного или же существенно снизить его значение и изучать все языки с одного уровня. Цена ошибки в этом процессе крайне велика. Анализа требует также состояние образовательной инфраструктуры на предмет готовности к внедрению трехъязычного образования начиная с 2020 года.
Как отметила участница алматинских обсуждений, преподаватель университета КИМЭП Жулдыз Смагулова, многоязычное образование – это дорогое удовольствие. 
– Когда ребенок изучает другой язык или предмет на другом языке, зачастую это происходит за счет других потенциальных навыков и знаний, – говорит она. Специалист уверена, что преподавание на втором, то есть иностранном для ребенка языке, не может быть эффективным, если учителя не владеют языком, не знакомы с теорией и практикой двуязычного образования, не снабжены учебными материалами высокого качества. Получается, что не по зубам нам это новшество в школах, по крайней мере, пока. Не смогут наши учителя все поголовно перевести свои предметы на английский язык. К тому же, по словам Смагуловой, тут прежде стоит поучиться на чужих ошибках. В качестве примера – опыт Южной Кореи, где как раз в недавнем прошлом попытались перевести ведение школьных предметов на иностранный язык. 
– Внедряя этот метод преподавания, в Южной Корее решили потратиться и пригласить иностранных учителей, – рассказывает Жулдыз Смагулова. – Но спустя определенное время выяснилось, что приглашенные специалисты попросту плохие физики, химики и так далее. Да, у нас, конечно, могут и по-другому поступить, свозить учителей, допустим, в Англию на обучение. Но кто потом даст гарантии, что спустя время этот педагог – суперквалифицированный, знающий свой предмет на английском языке, да и вообще в совершенстве владеющий иностранным, останется работать в школе?!
Она привела еще один пример, который также грозит провалом. 
– В Малайзии пошли по пути переподготовки своих специалистов, но там достаточное владение английским языком продемонстрировал один процент педагогов. В итоге Корея уже отказалась от этой идеи, подумывают об этом и в Малайзии, – сообщила Смагулова. 
По ее словам, нам сейчас необходим детальный анализ аргументов заинтересованных сторон (учителей, родителей, чиновников и др.) в пользу многоязычного образования. Специалист уверена, что «образовательная политика и эффективная методика должны основываться на научных данных, а не на анекдотичных примерах и персональном опыте вроде такого: «Ну я же выучил». 
По мнению эксперта, не исключено, что из-за трехъязычного обучения казахстанские школьники и вовсе разу¬чатся грамотно говорить и тем более писать. Конечно, есть школы, и даже у нас в стране, где дети обучаются на разных иностранных языках и отлично ими владеют. Но это специальные учреждения для одаренных детей, куда принимают самых-самых. А если взять обычную школу, где в одном классе 30 детей самых разных возможностей?
– Говорить о том, что все дети придут в школу и одинаково усвоят все три языка на том уровне, который мы хотим, невозможно, потому что существует масса индивидуальных языковых, когнитивных, коммуникативных и социальных факторов, – отметила Смагулова. – Не у всех детей есть одинаковый доступ к языковым ресурсам. Не у всех одинаковая способность усваивать языки, не говоря уже о том, что есть дети с нарушениями, с дислексией, например. Как от таких детей можно ожидать, что они на всех языках должны будут писать хорошо, критически мыслить и творить?! На самом деле не всегда многоязычие необходимо. Та же Южная Корея, в итоге осознав свою ошибку, вернулась в прежнюю систему преподавания в школах на корейском языке. Так зачем повторять чужие ошибки?
Однако есть специалисты, которые, напротив, активно поддерживают политику по внедрению многоязычного образования. Среди тех, кто «за» – старший преподаватель Республиканского института повышения квалификации руководящих и научно-педагогических работников системы образования РК Кульпаш Сариева. Педагог также напомнила собравшимся о том, что в стране уже несколько лет идет эксперимент по переходу на трехъязычное обучение в 30 школах республики, и на сегодняшний день есть неплохие результаты. Эксперимент проходит под контролем научно-практического центра «Дарын», который, собственно, и отчитывается о достигнутом. 
Опыт – иногда друг, 
а иногда и враг
Вице-президент ОФ «Казахстанский фонд культурного, социального и образовательного развития» Клаудия Вальбуена прежде чем давать оценку нынешним реформам в казахстанском школьном образовании отметила, что международный опыт, пусть даже самый успешный, не всегда приемлем для того, чтобы его перенимать. Тем более что во всех развитых странах образование развивается и меняется с тем упором, какой выгоден именно их стране. 
– К примеру, в Америке образовательные реформы проводятся вместе с экономическими, – заметила Клаудия Вальбуена. – Сегодня США признают и поощряют государственное образование в качестве основного источника образования американской молодежи. Тем временем существует концепция перевода сферы на конкурентную основу, создания рынка государственного образования с высокими уровнями стандартов учебных программ. Так вот, если в Америке реформы образования имеют рыночные наклонности, то в Европе ставка делается на «конкуренцию». В Чили перемены в системе образования носят социальный характер. 
И, как заявляет Клаудия Вальбуена, в данном случае сложно сказать, какой конкретно опыт приемлем для Казахстана. К тому же эксперт уверена: чужой успех, как и чужой опыт, может научить лишь в одном случае – если человек сам ищет ответы на собственные вопросы, готов учиться у других, а не просто копирует чье-то достижение. 
 
Справка
В августе министр образования и науки РК Аслан Саринжипов отметил, что до 2020 года школьная программа в стране изменится. Так, например, предполагается, что в рамках внедрения трехъязычного образования в казахстанских школах будут преподавать предметы «Казахская литература», «История Казахстана» и «География Казахстана» на казахском языке. В старших классах на английском языке предлагается изучать такие предметы, как информатика, физика, химия и биология. 
 
В тему
На встрече с алматинскими учителями по случаю их профессионального праздника аким южной столицы Бауыржан Байбек также поделился своим мнением, как и чему сегодня необходимо обучать детей. По словам градоначальника, сейчас необходимо, не перегружая детей, давать им действительно то, что нужно, ориентировать их на выживание в конкурентной среде. 
– К сожалению, иногда мы просто учим каким-то фактам, отдельным знаниям, которые ничего не дают. И мы все это потом забываем. Ребенок с раннего детства должен ориентироваться на самостоятельный поиск и практическое использование полученных знаний, – сказал Б. Байбек на встрече с учителями в Алматы. 
При этом он отметил, что школа теряет приоритет в качестве поставщика знаний. 
– Как-то я читал исследования одного ученого, и он говорил, что если раньше школа была монополистом в сфере поставки новых знаний, то монополия школы сегодня очень сильно отошла на второй план, потому что мы имеем доступ к Интернету. Молодежь сегодня смотрит телевидение и монопольная функция школы на передачу знаний уходит, – пояснил аким. 
Кроме того, Байбек сообщил, что преподаваемые знания устаревают за пять лет. 
– Мы должны обучать детей тому, что они увидят потом, через много-много лет, а для этого учитель сам должен широко смотреть на мир, – подчеркнул он. 
Аким призвал учителей начинать реформу образования с проводимых ими уроков. 
– Реформа образования – это не то, что делает министерство и акимат. Реформа – это когда учитель проводит урок по-новому, все остальное – от лукавого, – добавил аким.
Оксана ЛЫСЕНКО, Алматы
http://liter.kz/ru/articles/show/13080-eksperty_rasskazali_k_kakim_nezhelatelnym_rezultatam_mogut_privesti_reformy_shkolnogo_obrazovaniya_

Категория: Новости Казахстан | Просмотров: 242 | Добавил: collegy | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Суббота, 2016-12-03, 9:48 AM
Приветствую Вас Гость

Форма входа

Категории раздела

Новости Казахстан [1752]
Новости Россия [381]
Портрет учителя [9]
Новости сайта [76]
Наш календарь [44]
Новости Планета [380]
Хочу все знать [196]
Для любознательных учителей
Гранты и конкурсы [110]
Гранты и конкурсы
Новости Россотрудничества [50]

Социальные закладк

Поиск

Друзья сайта

Академия сказочных наук

  • Театр.kz

  • Статистика

    Рейтинг@Mail.ru